Северные рэки Египта

Наверняка многие дайверы, сталкивавшиеся с выбором дайв-сафари по Красному морю, слышали фразу «сафари по северным рэкам». С вероятностью в 99% в эти сафари включены два судна, затонувшие во время Великой Отечественной, – «Тистлегорм» и «Розали Моллер». Этим двум рэкам и посвящена статья.

У каждого дайвера, имеющего хотя бы небольшой опыт погружений в разных условиях, существуют свои предпочтения. Кого-то привлекает подводная живность, кто-то жить не может без пещер, а кто-то в восторге от затонувших кораблей. Преференции эти не всегда явно выражены и становятся более четкими с количеством со­вершенных погружений. Что касается меня, то с оконча­нием неосознанного, «ползункового» периода погруже­ний, на первое место однозначно встали рэки (от анг­лийского wreck – остатки кораблекрушения). Рэк – это всегда история, затонуло судно 5 лет назад, 50 или 500, всегда интересно, как это случилось. И чем солиднее воз­раст корабля, тем больший трепет испытывает дайвер, погружаясь к нему.

Увлечение рэк-дайвингом часто способствует об­разовательному росту дайвера. Не все из рэков лежат на глубинах, доступных для рекреационного дайвинга, и для того, чтобы нырять глубже и дольше к выбранной цели, дайверу часто приходится пройти дополнительно несколько ступеней обучения. Эта разница весьма показа­тельна при сравнении двух северных красноморских рэ­ков: «Тистлегорма» (SS Thistlegorm) и «Розали Моллер» (Rosalie Moller). Почему именно два этих судна? Их связы­вает сходная судьба и разделяет всего два дня во време­ни затопления.

SS THISTLEGORM. Начнем пожалуй с «Тистеля», ведь как ни крути – самый знаменитый рэк Красного мо­ря. Если пройтись по египетским дайв-центрам, вряд ли удастся найти такой, который не предлагает погружение на «Тистлегорм». Дэйли-боты выходят на него ежедневно из Шарма, из Хургады и даже из Дахаба. Причиной тому, в первую очередь, доступная для рекреационных дайверов глубина. Но сначала немного истории.

Покоится «Тистлегорм» (в переводе с галльского – «голубой чертополох») в районе рифа Ша’аб-Али. Максимальная глубина по дну 31 м, верхняя точка -14 м. Дли­на корпуса – 126 м, водоизмещение – 4898 т. Дата пост­ройки – 9 апреля 1940 г. Тип – одновинтовой параход.

Этот английский корабль перевозил военные гру­зы для Восьмой Британской армии, которая в тот момент под командованием Монтгомери вела наступление про­тив войск фельдмаршала Роммеля. Он затонул, не успев совершить ни одного выстрела по врагу. Впрочем, он не являлся военным судном, хотя и был оснащен 4-дюймо­вой (102-мм) пушкой, зенитным орудием и тяжелым пуле­метом – все это было установлена скорее для обороны.

Назначением «Тистлегорма» была перевозка боль­шого количества грузов. В его трюмах находились грузо­вики, автомобили, мотоциклы, огромное количество ко­робок с винтовками, запчасти, генераторы, солдатское обмундирование, коробки с медикаментами. Кроме того, в трюмах #3 и #4 находился большой арсенал взрывчат­ки – противотанковые мины, артиллерийские снаряды, патроны и гранаты. На палубе корабля стояли два легких танка, четыре железнодорожных вагона с углем и два па­ровоза, равномерно распределенных по правому и лево­му борту для равновесия. Там же, на палубе, располага­лись параваны – приспособления в форме торпед, кото­рые опускались за борт в опасных районах для защиты корабля от контактных мин.

Судно было заполнено «под завязку», и именно ко­лоссальный объем груза стал причиной того, что оно за­тонуло так быстро. Но главной причиной послужили удач­но сброшенные немцами бомбы, подорвавшие взрыво­опасный груз в трюме #4, в результате чего судно разло­милось на две части.

«Тистлегорм» был новым и современным судном со скоростью хода в 10 узлов, и это был всего лишь четвертый его поход.

Выйдя в первую неделю сентября из Глазго, после короткой остановки в Кейптауне для пополнения запасов угля, «Тистлегорм» взял курс на северо-восток. Проплыв все Красное море, корабль достиг пролива Гобал, где в 1 час 30 минут ночи 6 октября 1941 года был атакован эс­кадрильей тяжелых немецких бомбардировщиков «Хенкель-111», базировавшихся на острове Крит и охотивших­ся вдоль Синайского побережья. Немецкие пилоты без труда нашли цель, так как «Тистлегорм» был частью кара­вана, состоявшего приблизительно из 20 судов, который стоял достаточно скученно. Летчики выбрали для атаки корабль, который, по виду, вез самое большое количество груза. Зенитчики «Тистлегорма» даже не успели зарядить пушку к тому моменту, когда первые бомбы упали на па­лубу в зоне трюма #4. Погибли 9 из 40 членов экипажа.

В 1955 году Жак-Ив Кусто со своей командой впер­вые обнаружил и исследовал судно. Достаточно легко представить, что спустя 16 лет после затопления корабль и остатки груза сохранились достаточно хорошо. Ходят слухи, что Кусто неплохо заработал на подъеме и прода­же оружия и боеприпасов местным жителям. Даже если это правда, это ничуть не умаляет его заслуг, ибо досто­верно известно, что все свои деньги он тратил на органи­зацию новых подводных экспедиций.

Сегодня «Тистлегорм» выглядит значительно хуже, с момента затопления прошло 67 лет, а морская вода – не самая благоприятная среда для хранения кораблей. Инте­ресно, что немалую роль в уничтожении рэка, сами того не желая, сыграли дайверы. Дело в том, что для того, чтобы коррозия шла полным ходом, нужен кислород, без оста­новки поставляемый ныряльщиками в выдыхаемых пу­зырьках. Каждый день без перерывов с 1992 года, когда рэк превратился в дайв-сайт, на него ходят, без преувели­чения, толпы дайверов. Глядя на то, с какой скоростью раз­рушается рэк, египетская организация НЕРСА (Hurghada Environmental Protection and Conservation Association) в рамках компании Saving the Red Sea Wrecks (спасение рэ- ков Красного моря) с 15 ноября по 15 декабря прошлого го­да закрыла дайв-сайт для посещений, чтобы провести ра­боты, призванные замедлить разрушение судна. В течение месяца вокруг «Тистлегорма» были установлены стацио­нарные спусковые концы для дайверов (течение в районе рэка достаточно сильно и переменчиво) и шамандуры для швартовки дайверских ботов. До сих пор боты швартова­лись либо к близлежащим кораллам, либо непосредствен­но к рэку, что в условиях сильной качки никак не способствовало сохранности ни того, ни другого. Также в самом рэке было просверлено множество отверстий в местах, где обычно скапливался отработанный воздух. Это, как счита­ют специалисты НЕРСА, должно замедлить коррозию и разрушение металла.

Относительно небольшая глубина, на которой по­коится «Тистлегорм», позволяет нырять на него дайверам с небольшим опытом. Однако расслабляться под водой не стоит, течения на уровне палубы бывают достаточно сильны. Опенвотерам и AOWD-дайверам я бы не рекомендовал опускаться ниже основного трюма. Одного бал­лона не хватит, чтобы хорошо осмотреть все достоприме­чательности за одно погружение. Лучше запланировать пару-тройку дней по два погружения и согласовать с дайв-гидом план последовательного осмотра судна. Дай­верам со спарками и декомпрессионными баллонами несколько проще: за один длинный дайв можно увидеть практически все. Можно начать с самого дна, где лежат разбросанные взрывом танки, небольшой паровоз и дру­гие мелочи. Затем пройти к корме и, сфотографировав­шись рядом с громадным винтом, начать плавный подъем к трюмам и палубе.

Некоторые говорят, что для хорошего знакомства с рэком достаточно совершить 3-4 погружения. По моему мнению, на «Тистлегорм» можно погружаться бесконеч­но. Эта громадина, я уверен, все еще скрывает в себе ин­тересные никем не найденные артефакты. Мой хороший приятель, английский дайвер и историк, Джон Кин (John Кеап) настолько впечатлился этим рэком, что переехал в Шарм-эль-Шейх и погружается на него чуть ли не ежед­невно. Недавно он выпустил книгу «SS Thistlegorm», от начала и до конца посвященную «Тистелю» (знающие английский на сайте www.ssthistlegorm.com найдут подробности). Как я уже писал, этот рэк весьма известен и, при желании, вы найдете много материалов о нем в рус­скоязычном Интернете.

ROSALIE MOLLER. Следующая часть моего рас­сказа посвящена сестре «Тистлегорма» – транспортному судну «Розали Моллер» (Rosalie Moller), иногда ошибоч­но именуемой «Розали Мюллер» и в русских, и в иност­ранных дайв-источниках. Оба эти судна роднит похожая судьба, да и лежат они недалеко друг от друга – 27°39’03″N / 33°46’17″Е (Rosalie Moller) и 27°48’80″N / 33°55’25″Е (SS Thistlegorm). Рожденная в январе 1910 го­да под мужским именем Francis, «Розали» была доста­точно удачным для своего времени проектом. Длиной в 108,2 м, она имела 3960 тонн водоизмещения и могла развивать приличные 10 узлов хода.

В 1931 году она была продана судоходной компа­нией Booth Shipping Line компании Lancashire (дочерней компании Moller Line) и переименована. К началу войны судно было уже достаточно потрепано жизнью: механики чинили двигатели при каждом удобном случае, а от преж­них десяти узлов хода осталось только семь. Но «Розали» по-прежнему удовлетворяла главному требованию – пе­ревозить большие грузы на большие расстояния (обычно это был каменный уголь). И причина, по которой это суд­но все таки было «призвано» в Королевский флот, на пер­вый взгляд смешна: «Розали» была малодымящим паро­ходом. Это означало, что в условиях военных действий у судна было преимущество быть незамеченным, когда дым из трубы противника появится на горизонте.

До поры «Розали» выполняла транспортные пере­ходы вблизи английских берегов, однако ее участие пона­добилось, когда Королевский флот развернул свои действия у Мальты и ему потребовались дозаправочные пункты на обоих концах Средиземноморья, коими явля­лись Гибралтар и Александрия. В июле 1941 года двига­тели «Розали Моллер» подверглись добротному ремонту, прежде чем судно приступило к выполнению своей пос­ледней задачи. Загрузив в трюмы лучший валлийский антрацит, судно отправилось в Александрию не самым близким, зато более безопасным путем через Южную Африку.

Пополнив запасы 11 сентября в Дурбане и сделав небольшую остановку в Адене, «Розали» благополучно преодолела свой путь и. достигнув Суэцкого залива, вста­ла на якорь в ожидании дальнейших приказов. На беду два судна затонули у входа в канал накануне, заблокиро­вав таким образом проход многим судам, среди которых были и «Розали», и «Тистлегорм», к тому времени прос­тоявший на якоре две недели в ожидании прохода. Стоян­ки эти были достаточно безопасны, так как немецкий флот и авиация сюда не заглядывали.

Однако немецкая разведка получила данные о на­хождении в этом районе большого судна с десантом (возможно, самого большого на то время пассажирского лайнера Queen Mary), который якобы собирался преодо­леть Суэцкий канал, чтобы высадиться и занять Север­ную Африку. Ночью 5 октября 1941 года два двухмотор­ных «Хенкеля-111» начали наведываться в этот район в поисках столь крупного приза. Когда ровно через сутки огромный взрыв боеприпасов «Тистлегорма» осветил скопление ждущих судов, все поняли что бомбардиров­щики еще вернутся. 48 часов спустя, ночью 7 октября, два таких же «Хенкеля» вылетев с базы на Крите, напра­вились прямо в сторону «Розали». Даже если капитана предупредили бы об этом, он вряд ли что-то смог бы сде­лать. На корабле не было орудий и он мог только наблю­дать за тем, как один из самолетов заходит на атаку. Позже, в рассекреченных дневниках капитана Бирна можно было прочесть следующее: «Было сброшено две бомбы, одна из которых попала в трюм #3 в 00:45. Судно затонуло в 01:40, 8 октября 1941 года, погибло два чле­на экипажа».

После окончания войны ценность затопленных грузов заставила союзников поднять большинство из затонувших судов

Однако по странной случайности, в документах двух разных компаний (Histories of the Booth Line и Moller Line), «Розали Моллер» проходила как «поднятая и сло­манная (raised and broken up), в то время, как поднять ее даже не пытались. Что ж, тем лучше для нашедших ее позже дайверов.

Меньше 10 лет назад, в декабре 1998 года, дайвинг-компания из Хургады (имя ее мне не известно) стала предлагать дайверам погружения на новый рэк «Розали Моллер». В одном из источников пишется, что отец капи­тана Мохаммеда Хасана (тоже капитан) обнаружил рэк еще в 1963 году и якобы именно он назвал ее «Рози Мюл­лер», внеся сумятицу в некоторые дайверские умы.

Как бы там ни было, дайверы всего Красноморья получили новый рэк и многие задумались о возможности на него нырнуть. Однако в отличие от «Тистлегорма» «Розали» лежит несколько глубже

Минимальная ее глубина – 17 м, а максимальная – все 50, что уже выходит за рамки рекреационного погру­жения. Возможно, из-за этого ограничения «Розали Моллер» пока не превратилась по посещаемости во второй «Тистлегорм».

Состояние рэка достаточно хорошее (учитывая, ко­нечно, его 98-летний возраст), однако, в отличие от «Тистеля», практически везде наблюдается сильная заиленность (сказывается отсутствие сильных течений). Погру­жения однобалонных дайверов крайне не рекомендованы (зная дисциплинированность наших соотечественников, сомневаюсь, что никто из них не захочет превысить до­пустимые для Красного моря 30 м глубины, чтобы спус­титься в трюм). Весьма комфортно погружаться на «Роза­ли», имея за спиной спарку и декомпрессионный баллон на боку. Самые интересные места для посещения – это, конечно, надстройка и машинное отделение (но туда без ходовика соваться не рекомендую).

И напоследок небольшая просьба. Погружаясь на «исторические» рэки, постарайтесь все оставить на прежнем месте. Отговорка человека, вырвавшего иллю­минатор, в духе: «…да через 20 лет все это рассыпется к черту!» меня совершенно не успокаивает. Приехав на «Розали» в следующий раз, я очень хотел бы застать его таким же, каким он был до прихода людей с баллонами. Мысль простая, но понимают ее, увы, не все. Удачных погружений!

По материалам журнала “Октопус”

Запись опубликована в рубрике Места погружений с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.
Подпишись и получай анонсы статей на e-mail! Без спама!